Экстракт дирлевангера

Написан под впечатлением…

Каратели из фильма "Иди и смотри"
Marwel team

Жизнь моя в последнее время была весьма сумбурна. Каждый день был зыбок. Ночью в анестезии сна я дефрагментировал и спрессовывал бесполезную информацию из соцсетей и ютубчика. Условный физраствор с глюкозой ещё поступал в качестве пищи для ума, поддерживая моё коматозное состояние. Это были действительно хорошие редкие книги, хотя читал я уже мало, мои редкие ценные собеседники. Они-то и держали меня на плаву. Надо признать, что я попал в тупик, забавно рифмующийся с общим застоем и упадком в стране. Но личная стена, она и во время всеобщего бума — стена.

Continue Reading

Решительный момент

«Тут мясо к обеду не можешь разделать, а то целую здоровую любовницу расчленить, по пакетикам разложить, по помойкам разнести и сесть чай пить, жену ждать с работы. Определённо Питер, наш Питердаун-Рассчленинград держит марку. Это вам не элитный Вест-сайд, родина многих деятелей культуры и искусства», — думал Акимов спускаясь по лестнице. Все провода были вывернуты из коробов и свисали грязной лапшой со стен. «Ремонт что ли делают?» Мысли понеслись дальше. «Нет, правда, есть что-то такое корневое и глубокое во всех наших жизненных средах. Конечно, и что-то такое незащищённое, убогое, и в то же время злое, холодное и серое, пробирающее до костей, как питерская зима. И всё же есть какая-то душа, даже в преступлениях, да и как правило в преступлениях. Вообще в Питере хорошо». На последних ступеньках он перебрал и расчленил, и разбросал штампы – что в Питере пить, и есть там дешёвые наркотики и проститутки»

Continue Reading

Хлоя

Я встретил её на станции Калязин. Видел, как она сидела на лавочке в длинном пуховике и красном шарфе. Сидеть на лавочке в минус 10, я никогда этого не понимал, но такая она была не одна, поэтому я сначала принял за закалённую местную, молодого разлива, примерно так одевались девки на митинговой движухе у Матросской Тишины. Взгляд у неё был немного экзальтированный. Что за странное существо, подумал я. Такой был первый визуальный контакт. Я прошёл в пристанционный буфет, похожий скорее на рюмочную нулевых. За прилавком сидел мордастый рыжий кот, который смотрел довольно и в то же время снисходительно. Ценники были написаны маркером на разлинованной цвета зелёный-вырви глаз картонке. Несколько покачивающихся столов на одной ножке. Вышедший продавец хмуро налил мне чаю с сахаром за 20 рублей и что-то недовольно проворчал на мою шутку насчёт кота, сказанную для коммуникации…

Continue Reading

Летучий мышь

Повесть, написанная на карантине. О чём она? Какой-то сгусток эманаций. Соцветие эмоций, замкнутых в одно пространство. Проза рыхлая как мысли человека, оказавшегося в отчуждении. Короткие озарения растворяются в ацетоне идущего на ощупь повествования, как полёт мыши в пещере.

Continue Reading

Нерв эпохи

Ученым Новосибирского академгородка выделили полсотню мышей, среди которых был и Сергей Менгель, ну то есть Менгель был среди учёных, а не мышей, и приказали решить научную проблематику в кратчайшие сроки, не раскачиваясь — “Имеет ли право быдло размножаться”. Именно так был сформулировал вопрос, но учёным предстояло все завернуть в наукообразную пелену, бодро и весело, молодёжно и научно отрапортовать раз и навсегда, что быдлу не только можно, но и должно размножаться. Федеральная программа “Люди — новая нефть”, была под угрозой, и поэтому Менгель с товарищами работали днями и ночами не покладая рук. И когда научно-исследовательские работы близились уже к завершению произошло это событие…

Continue Reading

Генконсул Италии

Мара сказала: напиши что-нибудь. Про консула Франческо Форте, про Полунина, только не про то, что все ублюдки и мудаки, как ты это любишь, пожалуйста. Я сказал — ОК. Наша осторожная дружба, не лишенная искренности с Марой, похожая чем-то на популярный видео ролик, как прогуливаются вмести койот и барсук, возможна тоже достойна в будущем некого репортажа.

Не знаю почему, но берясь написать этот отчёт, вспомнился диалог с лётчиком-испытателем в известной нуар-чебуречной на Китай-городе за водкой.

Continue Reading

Хороший рассказ

Это было в то не простое время, когда на различных вокзалах столицы унылые контрактники-ихтамнеты шли с полной выкладкой, основным оружием и тяжёлыми на вид армейскими пистолетами в кобурах и грузились в плацкарты на «учения». Это был ещё один людской ручеёк, который дополнял потоки к массе солдат перемещаемых на автобусах и армейских авиатранспортниках. Можно было заметить, как рослые крепкие мужики, некоторые с проседью, организованными группками шли через перрон, чтобы через тысячу километров развернуть наступления и котлы. На фоне успеха «наших» на фронтах, бизнес пошатнулся от санкций, забуксовал как девятка на навозном поле и заскрипел. У многих дела пошли туго, а у Петрова было тогда всё даже очень хорошо.

Continue Reading

Очень плохой рассказ

                Помнится, я отдыхал, а вернее был в политических бегах на даче у Петрова. Дача эта находилась в таких далёких ебенях под Свердловском, что некоторые жители думали, что Советский союз ещё не распался, а особые продвинутые персонажи даже имели представление «об алкаше Ельцине». Придурялись эти ребята неопределённого возраста или нет, я не знаю. Но портрет Путина на коне в местном сельпо висел, и деньги с «двухголовыми курицами» у них водились, и покупалась на них, ныне снятая с розлива по каким-то идеологическим причинам водка «Путинка», но странным образом имевшаяся там в наличии.

Continue Reading

Коловрат

Ночь. Свет фонарей нестерпимо светит в глаза. Тело ночи не чёрное. У неё коричневая кожа. Похоже на тело негритянки. Кофейная чернота большого города. И вот негритянка из плоти и крови уже идёт рядом со мной. Я нагло трогаю её за жопу. Она смущённо убирает мою руку. Даже студентка-путана не лишена некоторого смущённого кокетства. Мы идём к ночному банкомату, чтобы снять деньги. Наличные ведь уже были пущены на ветер в музыкальном кафе на Китай-городе. Я хотел бы напиться к чертям, но при сильном нервном возбуждении это трудно. В голове каша от невыносимой лёгкости бытия. Заевшей пластинкой играет песня Коловрата.

Continue Reading

Пасхальные рассказы

Пасха – ауяска


После очередной сборки ауяски, которую Станислав Погорелов пережил на Пасху он понял, что все будет по-другому.
Не было понятно, что именно изменилось. Всю ночь и весь день он трансформировался в звуки и вибрации. Он чувствовал себя как бесконечный поток феноменов, переживаемых непрерывно, завёрнутые в иллюзорную оболочку «Я». Этот поток представлялся ему графической плоскостью. Он игрался с этой и другими переживаемыми плоскостями.

Continue Reading